Image

Беда объединяла людей

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

26 апреля 1986 года произошла авария на Чернобыльской АЭС

Время постепенно уносит с собой чувство тревоги и страха, которые пронзили каждого из нас в апреле 1986 года, когда мы жили в тревожном ожидании вестей из Чернобыля. Беда была общей, и она объединяла людей. Ее радиоактивный след растянулся на многие тысячи километров, на долгие годы, прошел через судьбы людей, посеяв в их душах страдания и боль.

Мы живем в век стремительных перемен, порой, жестоких и непредсказуемых. И сегодня, уже весь мир постигла новая беда - коронавирусная инфекция. Борьба со смертельным вирусом должна заставить нас, как и тогда, 34 года назад, быть сильными, сплоченными, действовать дружно, строго соблюдать правила своей безопасности, и все доброе обязательно вернется к нам.

О том, как курские ликвидаторы аварии проявили себя в Чернобыле, какую самоотверженность проявили работники нашей атомной станции, рискуя своим здоровьем и жизнью, помогая украинским коллегам, вспоминают участники ЛПА на Чернобыльской АЭС.

Чебышев Николай Михайлович.

Один из первых участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Ветеран Курского филиала МООВК «Росэнергоатом». Заслуженный ветеран атомной отрасли. Полковник. В 1979-1987годах - начальник пожарной части по охране Курской АЭС, в 1987-2000-х - начальник отряда по охране особо важных объектов. За проявленное мужество при ликвидации последствий аварии награжден орденом Красной Звезды. В 2000 году - медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Из воспоминаний Н.Чебышева: «Пятого мая 1986 года, в 10 часов утра меня принял начальник Главного управления пожарной охраны МВД Украинской ССР, генерал-майор внутренней службы Десятников. В течение часа было проведено собеседование по знанию особенностей планировки главного корпуса, вспомогательных сооружений, техпроцесса, пожарной опасности, а также необходимых противопожарных мероприятий. После этого мне выдали легковой автомобиль и в сопровождении сотрудника Главного управления отправили в Чернобыль. Еще на вокзале в Киеве я обратил внимание на большое количество пассажиров, покидающих город, хотя с виду все было относительно спокойно. За 25-30 км от места аварии стало ясно, что произошло что-то страшное. Нескончаемым потоком ехали автомашины с эвакуированным населением, животными. Кто шел пешком, кто ехал на телегах. Все это напоминало кадры из военных фильмов. Ближе к АЭС села были пусты, по улицам бродили собаки, домашняя птица. В душе повеяло холодом. О загрязнении окружающей среды меня проинформировал директор Курской АЭС, когда я уезжал в командировку. Что такое радиоактивное загрязнение, какова опасность для жизни, я уже знал не понаслышке, а из опыта работы на Курской АЭС.

При проезде у главного корпуса между ОРУ-750 и машинным залом стали видны истинные масштабы аварии. На месте корпуса реакторного отделения были развалины, остатки оборудования и желтый дым, поднимающийся вверх на 200-300 метров. В четвертом реакторном блоке шел процесс, аналогичный извержению вулкана. Уровень радиоактивного заражения находился от 10 тысяч рентген/ час на кровле реакторного блока №3, до 100 мр/час в районе первого машинного зала. Задачи перед командой пожарных стояли очень сложные и очень опасные. И пожарные первыми вошли в огонь, не думая о последствиях для своего здоровья, рискуя жизнью. Скажу только одно: если бы мы не ликвидировали своевременно пожар на кровле машинного зала и внутри его, катастрофа в значительно больших масштабах была неминуема».

Шкавро Иван Иванович

После службы в ракетных войсках армии трудовую деятельность в атомной энергетике начал в Томске-7. В 1975 году с семьей переехал на Курскую АЭС, работал начальником гаража, начальником эксплуатации по организации пассажирских перевозок в Курчатов и персонала атомной станции, старшим инженером отдела оборудования, старшим инженером по ремонту в цехе ТАИ. Отдельная страница в его трудовой биографии - работа в должности начальника отдела по поставке оборудования и обслуживающего персонала для деятельности Центра «Тажура» (Ливия). Перед уходом на заслуженный отдых трудился ведущим инженером-технологом и руководителем группы взаимозачетов УПТК Курской АЭС.

Иван Иванович Шкавро на любом участке работы отличался высокой ответственностью, большими организаторскими способностями и честностью. Его труд отмечен Знаком «За вклад в развитие атомной отрасли», «За достойный вклад в развитие атомной энергетики», медалью «Ветеран атомной энергетики» и другими высокими наградами. За участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС И.Шкавро награжден памятными Знаками «За участие в ликвидации аварии на ЧАЭС» и «Ликвидатор радиационных аварий», «В память о катастрофе на ЧАЭС», Почетной грамотой Министра атомной энергетики. В Курском филиале МООВК Иван Иванович многие годы возглавлял подразделение из участников ЛПА на Чернобыльской АЭС и сегодня, являясь членом этого подразделения, ведет вместе с руководством филиала большую общественную работу с «чернобыльцами» по социальной защите их прав.

Из воспоминаний И.Шкавро: «В Чернобыле меня назначили мастером цеха дезактивации. В основном, работал с военнослужащими и сотрудниками химзащиты. Под моим руководством проводилось обеспечение материалами и дезактивация коридоров и бытовых помещений на третьем энергоблоке и примыкающих помещений к аварийному блоку. Кроме этого, в мои обязанности также входило снабжение людей питьевой водой, обувью и спецодеждой. Работали мы с 6 часов утра и до 20 часов вечера, без выходных. Бывали дни, когда от усталости солдат водило в стороны. Но дело есть дело. Мы продолжали эту напряженную борьбу с невидимым врагом, и в конце концов - победили.

Во всей округе города Припяти самым близким от места нашего пребывания была деревня Копачи. В настоящее время от нее не осталось и следа: ее полностью закопали бульдозерами в виду высокой радиоактивности. Но эта небольшая украинская деревня и город энергетиков Припять больше всего на меня произвели неизгладимое впечатление. Город, как в страшной сказке, был мертвым, заколдованным. На балконах жилых домов сушились детские пеленки, колготки, белье. Кое-где были открыты окна и потрепанные временем занавески качались на ветру. В детских дворах валялись брошенные игрушки, велосипеды. Нигде ни души. Ни звука. Мертвая тишина. Я не буду рассказывать дальше. Мои чувства от всего увиденного и пережитого в Чернобыле запечатлены в стихотворении, которое я назвал «Копачи».

Деревня Копачи. Такое есть селенье.

Леса кругом, равнинные поля.

Здесь жили много лет украинские семьи,

А как кругом ухожена земля!

 

Трудились для страны и отмечали даты,

Детишек стайки бегали к пруду.

Как в струнку, выстроились беленькие хаты.

Никто не ждал пришедшую беду.

 

Но мирный атом вырвался на волю,

Нарушил весь технический прогресс.

Мы долго будем вспоминать до боли

То, что случилось ночью на АЭС.

 

В тот страшный день деревня лишь проснулась,

Лихую весть узнала вся страна.

В один момент вся жизнь перевернулась,

На всех хватило горя, и сполна.

 

Народ покинул милую деревню

Он до конца не знал, что за беда.

Сказали всем, что лишь на время,

А оказалось, - это навсегда…

 

Я был в деревне, побывал и в школе,

Добротная, красивая была.

Но сжалось сердце в нестерпимой боли,

Когда тетрадки взял я со стола.

 

Лежали ровно сложенные книжки,

Карандаши, пеналы, дневники…

Сидели здесь недавно ребятишки

Прилежные друзья-ученики.

 

Я сел за парту, мысленно представил,

Что ничего уж не вернуть назад.

Упавший стул я в уголок поставил,

И вдруг невольно потекла слеза.

 

Деревня Копачи, за что ты пострадала?!

Никто не смог беду ту отвести.

Наверное, не все еще наука знала.

Прости, родная, нас. За все, за все прости.

 

Бурков Анатолий Петрович. Ветеран атомной энергетики и промышленности, ветеран атомной энергетики. Награжден почетным Знаком «За труды и Отечество», его труд на Чернобыльской АЭС отмечен Почетной грамотой Федерального агентства по атомной энергии и медалью МЧС РФ «За отличие в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации», денежной премией и благодарностью Министра атомной энергетики. Анатолий Петрович - член Совета ветеранов Курского филиала МООВК «Росэнергоатом», член Правления Курчатовской организации «Союз Чернобыль».

На ликвидацию последствий аварии на Чернобыльскую АЭС А.Бурков был командирован дважды. В 1986 году на 62 дня (август-октябрь), в 1987 году – на 10 дней. Работал в реакторном цехе в качестве технического руководителя по завершению монтажа и вводу в эксплуатацию оборудования по обращению с отработавшим ядерным топливом и проводил работы по вводу в эксплуатацию оборудования ХОЯТ. Затем вместе с коллективом цеха участвовал в операциях по загрузке и отправке в ХОЯТ Ленинградской АЭС трех железнодорожных вагонов-контейнеров с отработавшим ядерным топливом. Это позволило высвободить приреакторные бассейны выдержки кассет и выполнить предпусковые перегрузки реакторов.

Из воспоминаний Анатолия Петровича о времени пребывания в Чернобыле:

«Чернобыльские события стали суровым уроком для всех АЭС мира. И в то же время каждый участник ЛПА приобрел индивидуальный, во многом специфический профессиональный опыт. Самое главное, что усвоил каждый побывавший в Чернобыле, безопасность – это не только как культура и ценность, безопасность – это как инстинкт и основа поведения. Опыт Чернобыля – горький опыт и пусть он будет серьезным предупреждением, что с атомом нужно быть всегда на «Вы». В профессиях, связанных с эксплуатацией технически сложных объектов в таких отраслях, как энергетика, авиация, космонавтика и других, предполагается наличие у каждого работника высочайшей ответственности за порученное ему дело.

На Курской АЭС, которой я посвятил более 35 лет, а в целом в атомной энергетике у меня трудовой стаж 47 лет, работают неординарно мыслящие руководители, которые многое делают для атомной станции, города, для улучшения жизни других людей. Все это, вместе взятое, даже в нынешнее время гарантируют коллективу АЭС уверенность и надежность.».

Коваленко Василий Ефимович. Родился в поселке Криничная Донецкой области. В 1972 году закончил Криниченскую среднюю школу. В 1973-1975 г.г. прошел службу в армии в войсках ПВО. Закончил Донецкий политехнический институт. На Курской АЭС с 1982 по 1988 г.г. работал ведущим инженером по управлению блоком, с 1998 года – начальником смены блока. С 2009 года – начальником смены станции (НСС).

На ликвидацию последствий Чернобыльской аварии В.Коваленко в 1987 году пришлось выезжать дважды. Первые три месяца выполнял работы, связанные с дезактивацией помещений и оборудования станции, занимался обеспечением фронта работ для сторонних организаций и подготовкой рабочих мест. Затем вместе с ликвидаторами Смоленской и Ленинградской АЭС участвовал в подготовке и пуске 3-го энергоблока. Здесь он подтвердил свои способности организатора и умение действовать в неординарной ситуации. Подтвердил инициативность и смелость специалиста. О нем было очень много хороших отзывов от чернобыльских коллег. Неудивительно, буквально рядом находилась его малая родина: поселок Криничная.

За проявленный профессионализм и самоотверженность, добросовестный и квалифицированный труд в ликвидации последствий аварии Василий Ефимович Коваленко награжден Памятной медалью и Почетной грамотой Чернобыльской АЭС. Из книги отзывов, которая велась оперативным персоналом на Чернобыльской АЭС во время подготовки к пуску в эксплуатацию третьего энергоблока.

«Выражаю большую благодарность за оказанную помощь нам в тяжелое время. С такими людьми, как вы, Василий Ефимович, легко и просто работать. Большое человеческое спасибо! Бондарь Л.А. Киев-222, Бальзака 16/95».

«Василий Ефимович, будь здоров. Не забывай своих чернобыльских коллег. Киев-218, Радужная,55, кв.210. Бигуненко Вал.Григ.».

«Вася, нам с тобой предоставлена почетная миссия –завершить упорный труд многих и многих людей по подготовке к работе третьего блока – это включение пятого генератора в сеть. Этот день, 4 декабря 2 часа 28 минут, можно считать окончанием «войны», как у нас говорят. Так вспоминай каждый год 4 декабря, как мы его отметили на Зеленом Мысе. НСЭЦ 22. 12.87. Жерновой В.И. Киев-218, ул.Радужная ,55. кв.118.».

Боровков Николай Георгиевич. Родился в селе Знаменка Щигровского района Курской области. После окончания средней школы поступил в Курский институт на художественно-графический факультет. В 1972 году получил высшее образование и был призван в армию. Служил в войсках ПВО на Белом море в Архангельской области. После армии приобрел техническое образование в монтажно-строительном техникуме.

В 1977 году с семьей приехал в город Курчатов. На Курской АЭС трудовую деятельность начал инженером по технической эстетике предприятия. Работал в конструкторско-технологическом отделе (КТО), отделе подготовки и проведения ремонтов (ОППР), в отделе технической инспекции и промышленной безопасности, где занимался проблемными вопросами промышленной безопасности. В коллективе атомной станции и у руководства пользовался авторитетом за высокую профессиональную подготовку и творческую инициативность.

На ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС руководил командой военнослужащих, производивших покраску строительных конструкций на территории, а также в машинном зале и производственных помещениях АЭС. За вклад в ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС и заслуги в повышении безопасности и надежности АЭС присвоены звания «Ветеран атомной энергетики и промышленности», «Ветеран атомной энергетики РФ», награжден медалями концерна «Росэнергоатом» «50 лет атомной энергетике России», «Участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС», памятным Знаком «20 лет аварии на ЧАЭС», нагрудным Знаком «За труды и Отечество», серебряной медалью АО «Концерн Росэнергоатом» «За заслуги в повышении безопасности АЭС».

Из воспоминаний Н.Г.Боровкова: «13 августа 1986 года меня и моего коллегу Чуйкова Павла Степановича вызвал к себе директор Курской АЭС Владимир Иванович Гусаров и сообщил, что по просьбе назначенного директора Чернобыльской АЭС Эрика Николаевича Поздышева, который ранее работал на Курской АЭС и хорошо знал нас по работам, связанным с формированием промышленной среды, разработке и внедрению покраски строительных конструкций и оборудования на объектах АЭС, я должен срочно вылететь в Чернобыль. Где-то около 11 часов утра я вылетел в Киев, а в обед уже следующего дня был на месте, в Чернобыле. Нас переодели в спецодежду и поселили в детском садике. На следующий день я прибыл на АЭС. У Поздышева шло совещание. Эрик Николаевич меня представил и сказал, что я буду заниматься вопросами покраски оборудования и строительных конструкций. Работы должны выполняться согласно моим рекомендациям и по моим разработкам. Работы выполнялись на улице, а также в машзале. У меня на груди был прикреплен специальный дозиметрический прибор ДКС для измерения уровня радиации, но на него нам некогда было смотреть. Мы спешили как можно быстрее выполнить задание штаба по ликвидации последствий аварии, и потому у многих моих коллег и у меня через некоторое время начались проблемы со здоровьем. Вернувшись домой и пройдя курс лечебной терапии, в октябре этого же года я снова выехал в Чернобыль.

В целом, впечатления о том времени, от всего увиденного и прочувствованного - самые удручающие. Эти чувства с годами усиливаются еще и потому, что мы наблюдаем в сегодняшнем мире. Мне кажется, что тот, кто увидел пустые вымершие окрестности вокруг Чернобыльской АЭС, рыжие от радиации леса, зараженные реки, изуродованных мутантов- животных, кто потерял ушедших из жизни своих товарищей, - тот никогда не допустит мысль о войне и новых подобных трагедиях.

Работа на АЭС – это в высшей степени ответственный процесс. Наша Курская АЭС является признанным лидером отечественной атомной энергетики. Уровень ее надежности и безопасности соответствует лучшим показателям в мировой атомной энергетике. Своей стабильной работой станция вносит весомый вклад в социально-экономическое развитие, как Курской области, так и в целом Центрально-Черноземного региона России. Уверенность в работе оборудования и систем безопасности в грамотности действий персонала позволяют утверждать, что населению опасаться нечего. Вопросы безопасности на нашей станции, впрочем, как и на других АЭС Концерна «Росэнергоатом», возведены в ранг приоритетных. После Чернобыля уровень безопасности достигнут не только за счет реконструкции ядерного реактора, но и во многом за счет постоянного наращивания инженерных барьеров безопасности, за счет высокого технического уровня систем. На станции работают высококвалифицированные специалисты, истинные профессионалы. Все эти факты обеспечивают такую степень безопасности, при которой риск возникновения аварийных ситуаций сведен к минимуму и их в принципе быть не может.»

Подготовила Любовь Василенко

 

 

 

 

 

 

 

 

О газете

Газета "Слово" основана в 1931 году. "Слово" - еженедельник города Курчатова и Курчатовского района Курской области.
Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия по Воронежской обл. Свидетельство ПИ № ФС 46-0954 Р от 7.02.2008г. Распространяется по подписке, по вопросам почтовой доставки обращаться по телефонам в Курчатове: 4-29-50, 4-47-67.

За содержание объявлений и рекламы ответственность несет автор. все права защищены. Перепечатка материалов только с согласия редакции. Газета выходит по средам.

Знакомы вы с газетой СЛОВО?

Да, выписываю в почтовом отделении - 15.6%
Да, выписываю на работе (коллективная подписка) - 46.9%
Не выписываю, но слышал о газете от родственников (друзей) - 18.8%
Никогда не слышал о такой газете - 6.3%

Всего голосов:: 32
Голосование по этому опросу закончилось в: марта 13, 2019

Разработка сайта

ci46.png
Яндекс.Метрика
АУКО "Редакция газеты "Слово" ©2020. Все права защищены

Please publish modules in offcanvas position.